Фонд поддержки гонимых христиан России и стран СНГ

Истребление христиан в XXI веке

Вопрос: с ходу можете что-нибудь рассказать о бойне в Масперо? Спасибо, я примерно так и думал. А много слышали о якобы ужасающих операциях Израиля против прямо-таки вездесущих «мирных детей Палестины»? Благодарить не буду, но ответ тоже ожидаемый.

Разговор с воображаемыми собеседниками не должен подводить вас к мысли об окончательно охватившем колумниста безумии. Он должен подводить к разговору о книге Рэймонда Ибрахима «Снова распятые: Разоблачение новой войны ислама против христианства» (Raymond Ibrahim «Crucified again: Exposing Islam’s new war on Christianity», 2013). Одной из самых гнетущих и безысходных книг последних лет.

Ибрахим — копт (так называют египетских христиан), но родившийся и выросший в США (спасибо вовремя перебравшимся в Америку родителям). Он ученик выдающегося историка Виктора Дэвиса Хэнсона, специалист по истории и теории ислама. При этом, помимо собственных статей и исследований, он активно публикует переводы с арабского, дающие читателям полное представление об особенностях ближневосточного мира и мусульманского вероисповедания.

«Снова распятые» — бесстрастная хроника ужасающих преступлений против христианского меньшинства в странах Азии и Африки. Ибрахим сосредотачивается именно на странах с христианским меньшинством, поэтому, например, не самые дружелюбные к христианам страны вроде Саудовской Аравии на страницах книги появляются редко. Оттуда «неверные» уже изгнаны (что, правда, не мешает саудовскому муфтию Абдулу Азизу Бен Абдулле требовать полного уничтожения церквей на Аравийском полуострове, ибо пророк Мухаммед перед смертью запретил иную религию, кроме ислама в аравийских землях). Ибрахим же пишет о таких странах, как Египет, Нигерия, Индонезия, Иран, бывшие советские республики Азербайджан или Киргизстан. И ничего хорошего сообщить о положении в этих странах не может. Унижения, убийства, зверства обезумевшей толпы при попустительстве (а часто и при помощи) властей — таковы идеальные способы общения мусульман с представителями иных религий. И не забывайте о названии книги — Ибрахим в основном рассказывает о «новой» войне, то есть событиях уже 21 века, начавшегося не столь давно.

Нет, без исторической справки дело не обходится. Ибрахим в первых главах подробно рассказывает о событиях прошлого, заодно разрушая многие мифы леволиберальных историков. Мифы вы и так знаете: мусульмане и христиане жили в мире и дружбе, пока не пришли противные империалисты-колониалисты и не испортили всю идиллию. Но нет, как уверенно объясняет исследователь, дела обстояли совсем не так. Укоренённая в исламе неприязнь, переходящая в ненависть, к евреям и христианам присутствовала и в «старые добрые времена». В краях, где правили мусульмане, неверных ждал неизменный выбор умри-стань мусульманином-живи как раб. То есть не разделявшие учение Мухаммеда людьми практически не считались. А церкви подвергались осквернению на постоянной основе. В 924 году мусульмане Дамаска разграбили храм в своём городе, калиф Гарун Аль-Рашид в годы своего правления (786-809) уничтожил ряд церквей, а копты в Египте не только постоянно видели вандализм против храмов, но и ставились в условия, когда «им приходилось есть мёртвых» (период около 767 года). И «золотой век» некоторого подобия религиозной терпимости пришёл только с появлением в Египте маленького корсиканца с большим войском. Военные успехи Наполеона заставили мусульман задуматься: если обещающая всем сторонникам Мухаммеда победы и власть религия не спасла от атаки европейцев, то стоит на время притвориться побеждённым и принять христианские правила (как информирует нас Ибрахим, обман и даже внешний отказ от убеждений исламом приветствуется, если он внешний и помогает обмануть неверных). Поэтому в годы колониализма европейцы принесли на исламские земли свои идеи, и, как оказалось, исходящие из христианства, эти идеи создали относительное спокойствие в мусульманском мире и модернизацию исламских стран. И Ибрахим выделяет период 1850-1950 как самое спокойное время для христиан в этих самых исламских странах. Например — в 1900 христиане составляли 20% населения Ближнего Востока. Сегодня — около 2%.

Но сами европейцы, точнее, уже представители Запада в целом, всё и испортили в 20 веке. Белая вина и чрезмерная самокритичность на грани мазохизма («мы во всём виноваты!») привели не к уважению среди мусульман, но совсем наоборот — стали показателем слабости христианского Запада. То есть дали возможность вернуться к временам безнаказанного притеснения христиан.

Ибрахим отмечает: рассматриваемые им страны иногда серьёзно разнятся по расовым, культурным и прочим особенностям. Объединяет их только ислам, то есть, увы, именно ряд установок ислама развязывает руки агрессии против «неверных» или превращении их практически в рабов. Коран толкуют по-разному, но по теории, согласно которой более поздние суры важнее ранних, Мухаммед со временем отказался от благожелательного отношения к иноверцам и требовал от последователей войны с христианами и евреями. Войны с названными выше тремя вариантами для врагов — умереть, принять ислам или платить унизительную дань мусульманским властителям. Отсюда и нынешнее отношение мусульман к христианам.

Исследователь выделяет несколько основных направлений. Например, война против церквей и христианских праздников. Для ислама христианская символика (кресты, колокольный звон, иконы) есть серьёзное преступление, поэтому Ибрахим пишет «исламская ненависть к христианским храмам неизбежна». Я уже упоминал приводимые Ибрахимом исторические факты о разрушении церквей, но вот день сегодняшний. Январь 2011 — взрыв в коптской церкви Александрии (23 убитых). Полиция оставила церковь без охраны за час до взрыва, пришедшие на место трагедии мусульмане топтали останки погибших с криками «Аллах Акбар!». Декабрь 2010 — взрывы в нескольких церквях Нигерии (38 погибших) во время рождественских богослужений. Декабрь 2011 — повторение трагедии с таким же количеством жертв. Апрель 2012 — взрывы в церквях на Пасху (50 жертв). Декабрь 2012 — расстрел исламистами христиан, собравшихся на богослужение (12 убитых). Это лишь несколько фактов. А вот реакция властей. В декабре 2011 в Иране многим церквям вообще было запрещено праздновать Рождество, чтобы «не мешать» исламским мероприятиям. То есть церкви становятся жертвами как исламских правительств, так и джихадистов или даже агрессивной толпы (здесь обычно без жертв, но с оскорблениями и швырянием яиц и гнили в христиан, как на Филиппинах или в Индонезии). Ибрахим приводит примеры антихристианских законов в Азербайджане, Иране, Казахстане, Алжире и Бахрейне (новые правила регистрации, запреты вести службы на местных языках и т.д.). Толпы крушат церкви в Египте (пока местные исламские деятели приравнивают церкви к борделям и свинарникам), Эфиопии, Индии, Пакистане. И не только церкви. Жители христианских общин часто вынуждены спасаться бегством, так как разбушевавшиеся сыновья аллаха сжигают и ломают на своём пути и жилые дома. Исламисты-террористы особенно зверствуют в Нигерии. Группировка «Боко Харам» («Западное образование запрещено») ведёт самую настоящую войну против христиан. В 2012 террористы расстреляли 30 студентов-христиан. При этом убийцы сначала разделили студентов на христиан и мусульман, затем предложили христианам принять ислам, а потом уничтожили отказавшихся. А есть ещё женщины и дети, на которых пули не тратят (нож или тесак), которых похищают и насилуют. Число жертв нигерийских исламистов огромно, и Ибрахим тщательно вопроизводит жуткую хронику преступлений «Боко».

Впрочем, атаки на церкви становятся частым явлением и на Западе, местные мусульмане оскверняют храмы во Франции, Испании, Канаде. А футбольный клуб «Реал» (Мадрид) отказался от креста на своей эмблеме, чтобы «не оскорблять чувства мусульман». В Америке мусульманские студенты требуют специальных аудиторий и комнат без малейших признаков христианской символики.

Другим важным пунктом для Ибрахима становится рассказ о враждебности ислама к свободам христиан. Шариат ограничивает свободу по трём направлениям: запрет на смену веры, преследование за богохульство и за попытки обращения в христианство. Ибрахим соглашается, что все три пункта могут быть использованы мусульманами против любой религии, но отмечает — чаще прочих достаётся христианам.

Кошмарных историй о преследованиях за смену веры хватает. Бывший мусульманин даже хуже неверного (если он по-настоящему отказался от ислама, а не для обмана врагов), поэтому в Киргизстане 2012 года отец приложил принявшую христианство дочь лицом к раскалённой кухонной плите, а в Уганде 2011 отец морил дочь голодом, требуя возвращения в лоно ислама. Не лучше дела и с богохульниками. Сам Мухаммед заявил: «Если кто клянёт пророка, убейте его». Не только его, впрочем. Когда Мухаммед узнал о враждебных ему стихах Асмы Бент Марван, то воскликнул: «Кто избавит меня от неё?». Преданный мусульманин Умайр навестил поэтессу ночью, оторвал от груди женщины младенца и зарезал её. Реакция пророка? «Ты помог аллаху и его апостолу... убить её — всё равно, что столкнуть лбами двух козлов». Что касается обращения в христианство, то в исламских странах христианам запрещено делать всё, что «может выставить их религию в выгодном свете» и не мешать родственникам принимать ислам.

Ибрахим пишет о многих мусульманских странах, где эти нацеленные на свободы законы особенно заметны (Сомали, Малайзия, Марокко), но для примера обратимся к Ирану. Здесь история пастора Юсефа Надархани, севшего в 2009 в тюрьму за то, что «отвернулся от величайшей религии, ислама» (это цитата из решения Верховного Суда Ирана, между прочим). Пастора Бенхама Ирани, получившего те же обвинения и столкнувшегося с издевательствами и постоянными избиениями в тюрьме. Молодой женщине Геларе Багерзаде, ставшей христианской активисткой, просто всадили пулю в голову в 2012 году. И, повторяю, это лишь малая часть описанного Ибрахимом.

Отдельная глава посвящена «климату ненависти». Здесь Ибрахим анализирует корни антихристианских настроений. Здесь и соответствующее образование в Египте или Саудовской Аравии (цитата из саудовского учебника для 8-класса: «Евреи подобны обезьянам, а христиане — свиньям»). Не отстают Пакистан и Турция. Впрочем, западные страны тоже ничем не могут похвалиться. Не будем говорить о мусульманских школах в США (здесь учат, что Судный День настанет, когда мусульмане начнут пойдут войной на евреев). Но и в мейснтримных учебниках агрессивная сторона ислама замалчивается, а вот христиане предстают свирепыми фанатиками.

И да, в этой же главе вас ждёт рассказ про ту самую резню в Масперо. История такова: в 2011 после разрушения мусульманами нескольких церквей христиане вышли на демонстрацию протеста. Армия жестоко подавила выступление (28 убитых, несколько сотен раненых) с криками «Аллах Акбар». Такие события ужаснули даже разумных мусульман (да, к счастью, такие есть), они прятали преследуемых христиан и даже давали им свои документы. Власти Египта оказались далеки от разумных мусульман и стали арестовывать опять же христиан за «побуждение к агрессии». В 2012 дело было закрыто. Египетские СМИ привычно обвинили во всём христиан, даже изобрели позже опровергнутую историю об убийстве протестующими трёх солдат, а СМИ западные честно повторили их ложь («После столкновения с коптскими демонстрантами погибли египетские военнослужащие»).

Рассказывает Ибрахим и о характерной для ислама агрессии толпы, когда погромщиков объединяет ненависть ко всем христианам, если что-то якобы оскорбительное сказал\сделал некто немусульманской веры в далёкой стране. Прошёл слух, что мусульманка где-то вышла замуж за христианина — египтяне нападают на церковь. Объявили в Пакистане, что христианка осквернила Коран — христианская община подвергается нападению. И так далее.

Но, пожалуй, самые дикие истории Ибрахим предлагает в разделе о войне исламистов против женщин. В этом потоке убийств, изнасилований, похищений и насильственного обращения в ислам, не знаешь, что страшнее — сами преступления, возраст жертв (9-14 лет) или такие вот слова мусульманской активистки (да, женщины) Салвы Аль-Мутаири: «Согласно исламу, сексуальное рабство не запрещено».

Последняя глава книги усугубляет безысходное настроение. Название говорит само за себя: «Не вижу зла, не слышу зла». Здесь Ибрахим рассказывает о нежелании западных образовательных учреждений, СМИ и политиков рассказывать правду об исламе. Он не раз обращался к теме по ходу всей книги, но здесь особенно беспощаден. Академики уклоняются от разговоров о преступлениях ислама, в кино нет страшнее злодеев, чем христиане («Агора», «Царство небесное»). Пресса или обвиняет во всех бедах христиан их самих, или ставит знак равенства между ними и истребляющими их мусульманами. Франс-Пресс в рассказе о «Боко Харам» сообщает: «Их цели трудно объяснить» (С криками «Аллах Акбар» и призывами к шариату?) «Вашингтон пост» отказывается публиковать критическую и нелестную для ислама статью видного учёного Уиллиса Элиота, закрыв глаза на то, что ранее он был постоянным автором издания.

Администрация Обамы не отстаёт. В 2011 было объявлено, что все «антиисламские» материалы удаляются из обучающих программ спецслужб. Попытки некоторых конгрессменов создать организации для помощи религиозным меньшинствам в исламских странах рубятся демократами и нынешним госдепом. Зато 600 миллионов отправлены на «борьбу с бедностью» в Нигерии, так как, оказывается, именно из-за неё «Боко» убивает людей с особой жестокостью. И опять же — это лишь некоторые примеры.

Выводы Ибрахима, как видите, неутешительные. Но пока такие люди, как он, Эндрю Бостом или Марк Дьюри ведут свой бой против исламской агрессии, не всё потеряно. Присоединяйтесь.

Иван Денисов rln.fm

 

© 2013, Фонд поддержки гонимых христиан России и стран СНГ